«Давай сначала»

Выпуск с Олесей Зайко
«Давай сначала»: выпуск с Олесей Зайко
Привет! Это Инна и первый выпуск «Давай сначала» — подкаста о смене профессии для тех, кто проходит этот путь или хочет поделиться опытом.

На подготовку этого выпуска у меня ушел примерно месяц, и я наконец-то готова познакомить вас с первой героиней — Олесей Зайко. Олеся в очередной раз меняет профессию — сейчас она создает лендинги для тех, кто работает на себя, но параллельно уже начинает переходить в новое направление — нарративную психологию.

Олеся рассказала очень много интересного о себе и о том, как она меняет профессию, поэтому предлагаю перейти к интервью с ней.
Олеся, привет! Я знаю, что ты уже несколько раз начинала сначала свой профессиональный путь сначала. Расскажи, пожалуйста, чем ты занималась?

Я хотела даже начать не с профессий, а немножечко со спойлера. Сейчас принято, рассказывая о своем пути, наверное, чекать привилегии, и желательно перечислять их и добавлять фразу о том, что мой путь — это не какой-то универсальный вариант и что, скорее всего, он не подойдет всем, кто меня слушает. И я хочу сделать то же самое.

Мне очень нравится то, где я сейчас нахожусь, но то, что сейчас со мной происходит, — это, в том числе, и очень удачное стечение очень многих обстоятельств при помощи других людей. Моя задача сейчас — рассказать о том, как это было именно у меня. Я не призываю всех делать так же, я делюсь опытом и надеюсь, что, возможно, это для кого-то окажется полезным.

Я купила недавно книгу про писательство, и там такое классное посвящение: «Тем, кого это может касаться». Вот, моя история — это тем, кого это может касаться. И я еще должна сказать, что рассказывая о том, что у меня происходит, я оказываюсь в экстремально уязвимой ситуации, потому что создание сайтов — это моя основная работа, на которой я в любом случае еще какое-то время задержусь. Но мне проще не выкручиваться, а говорить как есть, поэтому я готова к любым вопросам.
О переходах из профессии в профессию
Спасибо, что ты начала интервью именно с этого. Слова про неуниверсальность опыта и про твою уязвимость в момент, когда ты делишься своей историей, невероятно важны, и я даже, пожалуй, заберу их в интро следующих выпусков. А сейчас мне не терпится еще раз услышать от тебя, в каких профессиях ты уже попробовала свои силы?

За последние несколько лет я сменила кучу профессий. Я была предпринимательницей, рекламщицей, копирайтером. И вот последний год я создаю сайты-визитки. Сейчас я поняла, что всё это время смотрела не совсем туда. Я шла от денег, но так и не полюбила до конца искренне ни одну из этих работ. Поэтому я решила вернуться в психологию.

В бизнес я пришла случайно. Мне надоело оставаться в компании, где я работала почти восемь лет, и вместе с подругой мы открыли похожую, только маленькую организацию. Очень классно работали, дружили, было весело. Я вышла из фирмы, когда поняла, что существенный резкий рост практически невозможен, а работа требует ежедневного личного присутствия без вариантов перехода в онлайн. В 2018 году забрала свою долю и ушла практически в никуда.

Первый год после выхода из фирмы я жила на деньги от продажи доли и пробовала заниматься всем подряд. Моей целью было научиться зарабатывать удаленно. Я пробовала заниматься арбитражем трафика — технически муторно и может быть даже местами не совсем легально. Мне это не подошло. Контекстная реклама мне не подошла невозможностью влиять на результат непосредственно в процессе. Я даже рассматривала вариант стать йога-тичером и тоже пообучалась, но увидела, что не совсем мое. Заходила в СММ и сразу увидела, что нет, мне это не подошло. Реклама в пабликах…

Год заканчивался, деньги тоже заканчивались, и в 2019 году пришла идея заняться созданием информационных больших сайтов. Мой мужчина, партнер вложился в расходы по старту бизнеса и взял на себя расходы нашей семьи, а я взяла на себя все организационные дела.

Я очень много работала, и именно тогда я стала работать почти до отключки. Настолько зашкаливала тревога и ответственность. Идея не выстрелила, мы ничего не заработали на этом проекте, и я решила стать копирайтером. Потому что, казалось бы, тексты, что может быть не так? Я люблю писать тексты, я люблю читать про тексты, я люблю учиться про тексты. Я решила писать тексты за деньги. В принципе, у меня неплохо получилось, несмотря на то, что мне говорили, что на копирайтинге заработать невозможно.

Я тогда зашла в один неплохой проект международный на неплохую зарплату, причем это была зарплата, примерно похожая на то, что я когда-то зарабатывала в своей фирме. Там я проработала несколько месяцев. Было классно, но непросто. Я писала на английском на немножко скучные и, может быть, чуть-чуть мутные темы: как раскрутить ютуб за месяц, как создать трафик, который бомбанет или, там, инстаграм раскрутить. Были даже очень сомнительные темы типа сайтов для взрослых и заработка на вебкам. Я не горжусь тем периодом своей жизни, но для меня это был очередной этап поиска себя. Ну и тут дело было серьезно в деньгах. И было очень здорово ощущать, что после перерыва в два года я наконец-то зарабатываю, причем достаточно, чтобы уже начать содержать себя.

Но мне очень хотелось делать что-то интересное, поэтому год назад я подумала, что, возможно, это будет создание лендингов на конструкторе. И я зашла в эту нишу, зажмурившись, ничего толком не умея. Было дико сложно. Стало прибыльнее… И было правда интересно… Потом чуть-чуть подробнее расскажу, почему я всё-таки сейчас решила всё поменять.

Сейчас у меня происходит возврат в психологию. Я заканчиваю двенадцатый модуль из двенадцати по нарративному подходу. У меня уже есть высшее психологическое образование. Есть опыт работы психологом несколько лет — я работала в детском саду. И я обнаружила, что мне невероятно интересно всё, что связано с психологией. Посмотрим, что будет дальше.

Ты очень интересно переходишь из профессии в профессию. А можешь несколькими словами описать себя в каждой из этих профессий?

На самом деле, тут есть общее, что можно сказать про каждую профессию — мне нравится докапываться до глубины. Я уже сказала, что заходила из возможности заработка, но выходила я, когда видела, что мне неинтересно.

Мне дико важно, чтобы у меня горела душа. Я могу выплыть на заинтересованности делом, то есть докопаться до сути, разложить по полочкам, понять, как это делается, но если в процессе не образовалось симпатии, то я очень быстро оттуда выхожу.

Про симпатию прямо в точку! Расскажи, что ты испытываешь, когда понимаешь, что нужно идти дальше и осваивать с нуля новое дело?

Слушай, про это Кира спрашивала в комментах. Она написала, что «по моим ощущения, тебе легко дается каждый переход новый на следующую ступень». И это как раз перекликается с твоим вопросом. Это сложный процесс, и я решаюсь на очередную перемену в жизни, только когда наступает край.

У меня в последнее время четко работает сирена, которая вопит на всю мощь, когда мне что-то не подходит. И когда я вижу, что оказалась там, где мне не нравится, я спасаюсь, я придумываю и продумываю план бегства.

Я пишу мысли в дневник, и это всегда какие-то страницы боли и негодования. Я пишу списки плюсов и минусов, остаться / уйти, куда уйти, что там будет, какие там примерно будут возможные пути развития. Но я физически не могу находиться там, где мне некомфортно, если я не могут повлиять на улучшение ситуации.
Мои перемены — это каждый раз бегство. Я не знаю, правильно это или нет, но это бегство туда, где мне хорошо. И, по идее, я еще ни разу не пожалела ни об одной кардинальной перемене в своей жизни.
А ты можешь назвать себя путешественником, испытателем, исследователем?

Слушай, да. А у меня, видимо, архетип искатель. Это какой-то, правда, бесконечный поиск. Мне страшно хочется уже задержаться хоть где-то и пойти вглубь, но так получается, что с каждым новым выбранным местом, где я оказываюсь, открываются и новые горизонты.

Это как зона компетентности. Когда ты знаешь чуть-чуть — это маленький кружочек. Твои границы того, что ты не знаешь, — это границы этого маленького кружочка. А когда этот кружочек увеличивается и знаний становится больше, получается, что ощущения некомпетентности и незнания тоже становятся гораздо больше. И ты понимаешь, что не знаешь еще больше.

То же самое у меня происходит, когда я оказываюсь в новом месте. У меня как фонарик или как прожектор — хоба, и дополнительные возможности мне подсвечиваются. Я такая: «Мне интересно, что там такое находится!» И я иду туда.

Жизнь для каждого человека — поиск себя. На какие-то вещи можно закрывать глаза, но в какой-то момент стоит в каких-то вещах хотя бы себе признаться.

Мы уже поняли, что ты — охотник за приключениями. А что тебя пугает, когда ты понимаешь, что пора снова менять профессию и начинать всё заново?

Несмотря на свою искательскую натуру, я страшно устала, и от перемен в том числе. И у меня, наверное, страх не про то, что не получится, потому что у меня всегда есть план Б, В, Г, Д, Е до Ю, я не знаю, до буквы Х. Планы всегда есть следующие, но это страх… это не про то, что может не получиться, а про то, что я в очередной раз пойму, что не хочу здесь оставаться.

У меня было так много перемен в последнее время, что я, пожалуй, не хочу ничего сильнее, чем уже остановиться на чём-то, пойти вглубь, но, главное, это должно быть по любви. Я искренне верю в то, что можно жить по любви, общаться по любви и работать тоже по любви. Не через боль, кровь и мучения, а чтобы была радость.

За последние десять лет моя жизнь поменялась бесконечное количество раз. Каждый год происходят какие-то новые штуки, в которых я иду именно за любовью, за тем, что мне приносит радость.

Я не знаю, что делать с этим страхом. Я выбираю ничего не делать. Я просто ввязываюсь в очередной движ и смотрю, что из этого выйдет. У меня нет дара телепатии, я не могу предсказывать будущее, к сожалению, поэтому я выбираю довериться потоку жизни, как бы это эзотерично не звучало.
О нарративной психологии
Как ты думаешь, нарративная психология может стать тем самым направлением, в котором ты задержишься надолго?

Она может стать как минимум базой, потому что я в ней вижу офигенный ресурс.

О, я сейчас сразу тогда расскажу и про нарративную психологию. Сейчас так много вариантов всего — и занятий, и хобби, и подходов в любой сфере деятельности, — что непонятно, как выбрать. Поэтому я иду по пути наименьшего сопротивления и обращаю внимание на те штуки, о которых рассказывают люди из моего ближайшего окружения.

И вот я слышала про нарративку уже давно от Леночки Трусковой, создательницы телеграм-канала «Вычитала». В январе этого года я прокатилась по волне жесточайшего выгорания, каких свет не видывал. Такого ни разу в жизни у меня не было. Я поняла, что сама уже не вывожу. И я решила найти психолога. Я тогда не была ни морально, ни материально не готова платить по несколько тысяч за сессию, поэтому нашла свою психологиню на благотворительном проекте нарративной мастерской. Меня поразило, что на первых двух-трех встречах моя терапевтка, используя серию вопросов, помогала мне разобраться и с паническими атаками, и с отношением к себе, и с ответственностью по отношению к своему здоровью. Мы не шли вглубь — в детство, в травмы, в отношения с мамой, папой, в родовые какие-то программы, а просто у меня было такое ощущение, что мы реально поговорили и мне стало существенно легче. И я продолжила эти встречи. И вот с января я встречаюсь с ней раз в неделю, и каждая встреча очень ценна для меня.

Нарративный подход — чем он классный — он про то, что с человеком все окей. Мне кажется, я хожу к ней для того, чтобы я принесла очередную какую-нибудь ужасную историю, а она мне сказала: «Ну да, и это нормально».
Видимо, моя миссия в том, чтобы говорить людям, что с ними всё нормально, потому что нарративная психология — она как раз про это. Она отделяет проблему от личности, ну и таким образом помогает проще ее проработать.
Нарратив — это история. В основе подхода лежит идея, что жизнь человека складывается из историй, которые он о себе рассказывает, а терапевт создает пространство для развития альтернативных историй. То есть в любой истории можно подсветить разные моменты, чтобы человеку стало легче, проще и понятнее. И человек начинает себя чувствовать способным влиять на свою жизнь, стать автором своей истории. И на базе этого подхода, как я вижу, можно делать разные штуки. Можно вести группы, можно вести консультации, можно вести блог.

Мне бесконечно интересно исследовать именно эту идею, к тому же меня сейчас очень интересует тема отношений, причем отношений несемейных. Я поняла, что мне не совсем подходит концепция ковенциональной семейной жизни. И мне кажется, что эта тема, возможно, для многих тоже актуальна. То, что предлагает нам общество, не совсем встраивается в то, что происходит с нами реально. И люди думают: «Со мной что-то не так». А с ними всё так. И на базе нарративного подхода можно исследовать и тему отношений, и, возможно, пойти дальше в какие-то телесные практики. Ну короче, отвечая на твой вопрос, я вижу, и я надеюсь, что нарративный подход даст базу для того, чтобы пойти вглубь.

Почему ты решила пойти именно в психологию?

У меня давно был запрос на помощь людям, потому что я вижу то глобальное количество изменений, которое происходит у меня, и мне кажется, что мой опыт, возможно, кого-то вдохновит, возможно, кому-то поможет. Мне хочется делиться этим и оказывать такую же поддержку, которую я получила в своей жизни. Мне хочется самой расти и помогать расти другим людям.

И я сейчас очень надеюсь, что не звучу с табуреточки, но мне хочется верить, что я действительно могу принести пользу людям. А еще я ужасно устала за всё это время от задач бизнеса. Я настолько много говорила про конверсии, про маркетинг, про продажи, про увеличение заработка, про клиентов, про продающие тексты… Я как-то вымоталась в этой теме, и мне хочется немножко от этого отвлечься и поговорить про душу, про отношения, покопаться в теме счастья.
О деньгах, ребенке и энергии
Класс! Ты сейчас затронула тему заработка, и я хотела бы на ней задержаться, потому что падение дохода — один из популярных страхов при смене профессии. Мы не пойдем в конкретные цифры, но вопрос такой: как ты оцениваешь, насколько ты упадешь в доходе и насколько быстро сможешь закрыть этот гэп?

Это, на самом деле, больной вопрос, потому что я бы прямо сейчас всё бросила и начала бы говорить только о психологии, и заниматься только психологией.

На выстраивание частной практики понадобится время. И это, возможно, не один месяц и не два месяца. Я сейчас немножко посижу на двух стульях и продолжу делать сайты.

У меня есть определенное количество клиентов, которое приходит ко мне по сарафанке. Это даже уже не те люди, которые читают мой блог. Ко мне приходят исключительно со словами «Мне вас рекомендовали». Поэтому я надеюсь, что они будут ко мне приходить и дальше и что в ближайшие месяц-два я продолжу делать сайты. Скоро приезжает мой ребенок с моря, и сейчас понадобится опять гора новой одежды, гора обуви, и это всегда очень серьезные суммы, особенно, если говорить про подростка, который вырастает каждый сезон ровно на весь гардероб. Поэтому я не могу себе позволить переключиться резко, но, возможно, мне удастся выстроить плавный переход.

Финансовая часть психологической деятельности, исходя из того, что я просчитывала, выглядит для меня очень интересно и, возможно, даже интереснее, чем сайты. Сейчас я зарабатываю довольно-таки жестким графиком, большим вовлечением и очень мощными энерго- и трудозатратами. Я вижу, что в психологии это будет даваться проще. Особенно, если мы опираемся на то, что это будет еще и интереснее.

У меня есть ужасное признание — я страшно устаю на этой работе. Я уже не боюсь каждого нового заказа, я знаю каждый этап создания сайта, но любая задача забирает у меня столько сил и интеллектуального ресурса, я не знаю, как дементор из книги про Гарри Поттера. У меня не остается сил на себя, на свои творческие штуки, на книжный канал.
Моя мечта — писать про то, что хочется, а не составлять тексты про задачи чужого бизнеса, а потом опять писать про то, как я составляю тексты для чужого бизнеса.
При этом мне действительно важно и интересно то, чем я сейчас занимаюсь. Мне нравятся мои клиенты, и мне дико нравятся сайты, которые у меня получаются. Это сейчас мой главный и основной заработок, с которого я буду постепенно перестраиваться в новое. И в этой постепенности я вижу некую подстраховку для себя, вот этот вот батут, и не просто батут, а подушечки вот везде разложены, и я очень мягко по ним иду.

Ты сказала, что ты сильно устаешь, но при этом тебе нравится то, чем ты занимаешься, и нравится результат. Как ты думаешь, что именно тебя выматывает сильнее всего?

Я очень люблю тексты. Но есть такая аналогия: представь себе, что тебе очень нравится какой-то определенный вид пирожных, но тебе теперь нужно их, предположим, за деньги есть в больших количествах. Насколько быстро тебе разонравятся эти пирожные? Мне кажется, очень быстро. Вот примерно то же самое происходит со мной.

Я делаю тексты. Я умею это делать. У меня получается это делать. Но обязан ли человек заниматься непременно тем, что у него получается, если ему это трудно делать? Есть ли такое обязательство у человека? Мне кажется, нет.

Согласна! А еще ты в одном из ответов упомянула свою дочку. Так как она подросток, скоро ей нужно будет думать о том, что делать после школы. В комментариях к анонсу выпуска с тобой Марина Полякова спросила, разговариваете ли вы с дочкой о выборе профессии и насколько вообще ее восприятие этой темы отличается от твоего?

У меня растет совершенно уникальная дочь. Я всегда воспитывала ее в концепции свободного выбора и обсуждения текущих вопросов. Это вылилось в то, что на некоторые ее решения я не могу повлиять. Но сейчас она твердо намерена учиться на психолога. И да, это она первая выбрала психологию, и это она первая начала мне говорить: «Мама, ну почему, почему ты не работаешь психологом, ты же можешь, ты же умеешь, у тебя есть образование, ну почему, почему?»

Она внимательная, она сочувствующая, она великолепная собеседница. Она страшно косячит в школе, но при этом она любит читать, причем уже какие-то взрослые и непростые книги типа «Щегла», «Тайной истории», «Темной Ванессы», «Исчезнувшие». Сейчас она начала «Чернобыльскую молитву». Для пятнадцати лет «Чернобыльская молитва» — это прям очень серьезно.

Я думаю, что она найдет свой путь, а я просто буду рядом и дам ту поддержку, которая ей понадобится. Критерии выбора те же самые, что и у меня, — чтобы было интересно.

Я убеждена, что если есть живое огненное глубинное желание что-то изучать — это всегда заявка на победу. Потому что, в принципе, развиться можно в любой области. Естественно, трудолюбие — это тоже важно, но интерес — это приоритет.

Наши принципы:

Должно быть интересно.

Так…

Второй принцип — если не пошло, можно попробовать по-другому.

Отлично.

Третий — бросать можно, если совсем не идет.

Прекрасно!

И четвертое — давай построим план.
О планах и нише в психологии
Клааасс! А давай поговорим про план. Как ты строишь его, когда приходишь в новую профессию?

У меня есть своя система маленьких шагов. К сожалению, я не умею мыслить глобально, ну то есть я не Джим Керри, который выписывает себе чек на 10 миллионов, сидит и смотрит на надпись Голливуд и представляет себе, как он станет лучшим актером. И у него это получается, и он получает роль на 10 миллионов и становится самым крутым актером!

Я умею только очень мелко мыслить, к сожалению. Может быть, я когда-нибудь это проработаю и буду ставить глобальные большие цели. Нет, на самом деле, я хочу выступить на ТЕД, я хочу написать книги, я хочу ездить на конференции. Это я тоже хочу. Но это не про планы, это больше про отдаленное видение.

Говоря именно о планировании, я всегда прописываю очень маленькие ближайшие действия, которые мне сейчас доступны и которые не вызовут у меня ощущение ужаса и катастрофы. Потому что честно, любое новое — это ощущение ужасного ужаса, что, о господи, опять новое. Я не вытяну, это страшно, я не умею, да, меня сейчас все разоблачат, что я не умею это делать…

Привет, самозванец.

Конечно, конечно. Это всегда со мной. Поэтому мне доступны только маленькие шаги. Надо, кстати, п одумать, какие у меня сейчас маленькие шаги по психологии.

А давай прямо сейчас и подумаем!

Давай! О, они у меня есть. Шаг первый — мне нужно добить двенадцатый модуль по нарративной психологии и получить сертификат о том, что я теперь, наконец-то, нарративный психолог. Там самый трудный этап — по работе с травмой и по работе с насилием. Тяжелая для меня тема, поэтому я оттягиваю до последнего.

Второе — я еду на психологический интенсив, который состоится под Санкт-Петербургом, в качестве ведущей терапевтической группы, где я буду говорить про измены, про неверность и про разные виды отношений: моногамию, не моногамию, полиаморию, договоренности в парах, открытые границы в парах. Это второй шаг.

Третий шаг — мне нужно немножко переоформить свой Инстаграм. Фейсбук я не буду сейчас резко переводить на новые рельсы, потому что всё-таки из Фейсбука ко мне приходят клиенты по сайтам. А инсту вполне. Там надо шапку переделать — написать о том, что я теперь психолог, мне нужно написать посты на те темы, которые меня сейчас больше всего волнуют, — про психологию, про нарративный подход, про то, что я запускаю консультации, кто ко мне может прийти.

Четвертый шаг — нужно вот буквально слепить себе на коленке самый простой примитивный лендинг о том, что я психолог и с какими проблемами я работаю. Это, скорее всего, будет что-то из шаблонов.

А пятый шаг — это выдыхаю — и начать брать клиентов в августе. Может быть, это будет один человек в месяц, может, это будет один человек в неделю или один человек в день. Я серьезно пока не знаю, как это будет.

Шестой шаг — мне нужно подобрать себе супервизора. Супервизор — это человек, который помогает психологам справляться с их задачами с клиентами. То есть мне нужен какой-то ментор, к которому я буду приходить и приносить свои вопросы и который будет мне профессионально всё это дело разъяснять.

А дальше у меня нет понимания. Серьезно. Я даже близко не представляю, что будет дальше, потому что следующие шаги будут исходить из результатов этих предыдущих шести.

Сейчас самое время поговорить про нишу.

Год с Майей Богдановой лишил нас иллюзий о том, что можно работать со всеми: я буду брать всех и помогать всем в мире. Нет, не получится. Поэтому микронишу я определила. Я начну как раз с темы несемейных отношений. Это и любовные треугольники, это и, возможно, какие-то варианты открытых отношений, это отношения без отношений, это, возможно, ЛГБТ-френдли темы.

Ко мне можно будет прийти и поразбираться с тем, что вам важно. То есть, если вы чувствуете, что то, как сейчас было, вам не очень подходит, и хочется посмотреть, какие есть варианты и что вам всё-таки подойдёт, вот об этом со мной можно будет поговорить.

У меня появилась одна идея — прямо сейчас сформулировать в одном-двух предложениях идею проекта Олеси — нарративного психолога. Что это за проект, для кого он и о чём он. Начинаем так: Олеся Зайко — нарративный психолог…

Хорошо. Ну смотри, начало определенно есть: Олеся Зайко — нарративный психолог, специалист по несемейным отношениям. А еще сюда добавить…

Кстати, седьмой пункт-то у меня тоже есть, на самом деле, из планирования. Седьмой пункт — это телесная терапия. Я уже подбираю разные варианты работы с телом, как можно проработать эмоции и почувствовать себя немного лучше.

…специалист по несемейный отношениям, телесный терапевт… и вот тут нужно что-то про пользу. Надо подумать. Ну вот смотри, из того, что я озвучила тебе — это… Со мной можно выяснить, что с вами всё так.

То есть если есть ощущение, что с вами что-то не так, приходите ко мне, чтобы разобраться, что с вами всё так. И спланировать ближайшие шаги, чтобы почувствовать себя лучше.

Так, то есть Олеся Зайко — нарративный психолог и телесный терапевт, специалист по несемейным отношениям. Со мной вы поймете, что с вами всё так. Верно?

Шикарно! Слушай, всё, это фраза на мой первый лендинг. Фраза на первый экран готова.

А теперь давай сначала. Представь, что мы только-только начинаем записывать этот выпуск, и я прошу тебя представиться. Олеся, пожалуйста, расскажи о себе. Кто ты и чем ты занимаешься?

Вау.
Меня зовут Олеся Зайко. Я нарративный психолог и телесный терапевт, специалист по несемейным отношениям. Со мной вы поймете, что с вами всё так.
Уррааа!

Оооо! Это шаманство.
О том, почему обидно начинать заново
Я сейчас открыла еще раз пост с анонсом выпуска с тобой и нашла очень важный вопрос от Ксюши Андреевой. Она спрашивает, не обидно ли всё бросать и начинать сначала. Скорее всего, какая-то обида есть, учитывая, что у тебя есть желание закрепиться в каком-то деле. Но вполне возможно, что у тебя и другой вариант ответа на этот вопрос.

Конечно, обидно. Решение по поводу перехода в психологию на меня упало, как слон с потолка. Когда я себе представила, что опять всё заново, опять с нуля что-то поднимать, когда у меня уже есть… У меня есть уже такой красивенький сайт, который я делала себе уже год. Этот сайт конвертит, он приводит новых клиентов, люди приходят и говорят «Классный сайт, сделайте мне такой же!» и «Какие классные примеры вы делаете, сделайте мне так же!» И у меня есть определенная микрорепутация, микроизвестность. И меня отмечают в постах в дружественных группах, когда кто-то говорит слово «Тильда» и когда кто-то говорит слово «сайт». Я уже точно знаю, что даже когда я не пишу про работу, ко мне всё равно обращаются клиенты. Ну и это уже какой-то поток, состояние, когда можно жить без тревожности за кусок хлеба. Я всегда знаю, что у меня на пару недель есть дофига работы, и что вот сейчас придут вот эти, вот эти, вот эти оплаты, что мне будет на что жить, покупать одежду в Юникло, оплачивать терапию и очередные свои курсы. У меня уже всё просчитано и продумано. Конечно, жалко. Очень жалко.

Но, возвращаясь к тому, о чём я говорила, мне тяжело дается моя работа. Серьезно. Тут я тоже должна признаться: это не то, с чем я просыпаюсь утром и такая в нетерпении «Вааау, мне надо сделать три текста для сайта, как здорово, что я сейчас этим буду заниматься!» Нет! Надо мной висит эта задача каждый раз, три текста — это три Дамоклова меча, которые надо мной висят. Мне надо сесть, мне надо подышать, поесть черешню, три раза попить кофе, запустить стирку, походить, вымыть полы срочно мне нужно. И уже действительно, когда дедлайн поджимает, я сажусь за эти тексты. Я сижу, я ни черта не понимаю, с чего начать. Потом я говорю: хорошо, сначала пойдем какими-то маленькими шагами. Потом происходит магия. Я включаюсь в процесс, и меня прет. И текст идет-идет-идет-идет, и он как-то составляется, и в процессе мне нравится то, что у меня получается. А потом мне это еще больше нравится, когда мы это с клиентом вычитаем. И я смотрю на это как на волшебство, которое создала своими руками.

Но мне тяжело это делать. Я потом ложусь без сил, и иногда у меня нет сил написать душевный пост. У меня еще есть книжный канал, где мои дневниковые записи и место силы, куда мне тоже нравится иногда приносить свои мысли, а у меня нет сил на это. У меня нет сил на то, чтобы почитать художественную книжку. Вот у меня в субботу будет встреча книжного клуба, тут прекрасный книжный клуб в Питере. И это выматывающая история.
Мне кажется, что так не должно быть. Ну, человек не должен жить в таком режиме. Да, получается, да, много получилось, но, наверное, не надо жить в таком режиме. Это не правильно. Мне кажется, что-то должно быть в конвенции ООН такое прописано, что ну так нельзя жить.
Поэтому не обидно бросать. Я жду этого.

Интересно, как за время ответа у тебя поменялась формулировка с «конечно, обидно» на «нет, не обидно». Здорово, что мы это сформулировали! А какие навыки ты перенесешь из работы с текстами и лендингами в твою работу нарративный психологом?

Это очень легкий вопрос. Это работа с историями. Та деятельность, которой я сейчас занимаюсь, — это создание сайтов-визиток для тех, кто работает на себя. Это не про корпорации, это не про бизнес, это не про описание маркетинговых штук. Ко мне приходят люди, которые рассказывают про свою деятельность. И они мне приносят свои истории.

И это не всегда системные истории. Ко мне не приходят люди, которые всё раскладывают по полочкам: «Так, мои клиенты такие-то, мои услуги такие-то, мои цены такие-то, а вот вам текст обо мне». Я такая: «Окей, я сейчас все это просто положу на сайте».

Нет, они приходят и говорят: «Я не знаю, с чего мне начать. Мне нужно самой для себя сначала это всё понять. Да, у меня есть какие-то процессы, но мне их нужно осознать».

Я говорю: «Давайте разбираться».

И мы садимся разбираться. Я говорю: «Давайте это будет не интервью, давайте мы просто поговорим». И фактически я сейчас делаю, ну примерно плюс-минус, то же самое, что делает моя терапевтка на встречах со мной. Мне человек что-то рассказывает, а я задаю вопросы наводящие. И не просто наводящие, а вопросы, которые подсвечивают ценности человека, подсвечивают его отличия от других, подсвечивают наработки, которых нет у других, а есть у него, и сильные стороны, о которых этот человек раньше вообще не задумывался даже.

За последний месяц мне уже третий человек говорит, что эта беседа-интервью — очень терапевтичная штука. Они бы не вытащили из себя эту часть про свои сильные вещи, которые как раз и притягивают к ним других людей.

Как раз, наверное, это навык — навык бесед с другими людьми и умение не бояться Зума.

Мы столько всего обсудили с тобой, что у меня закончились вопросы. Но, возможно, есть что-то, о чём так и не удалось поговорить и о чём я не спросила?

Сейчас есть определенная трудность, с которой я сталкиваюсь. Есть несколько штук, которые мне одинаково интересны. Это консультации, это телесная терапия, но это и в том числе массажные практики вне связи с какой-либо психологией. Я сейчас этого немного стесняюсь, потому что для меня массажные техники — это немного дауншифтинг. Одно дело — интеллектуальные задачи мы решаем, да, другое дело — массаж. Это настолько другое. Но я не могу описать, сколько у меня удовольствия от этого процесса. И я открыла в себе способность работать именно с телом человека без привязки к любым другим задачам — интеллектуальным, психологическим, эмоциональным.

Я прошла сейчас курс по массажным практикам, получила сертификат, и я получила шикарную обратную связь по тому, насколько у меня получается, и от тех, с кем я работала, и от преподавателя, и по тому, насколько я вижу, как у меня получается. Мне кажется, что у меня прямо идут руки, куда они должны идти. И как будто бы я и чувствую чуть больше, чем видно, казалось бы, обычным глазом, и ощущаю как надо сделать, чтобы человеку стало правильнее и хорошо. И я не представляю, как увязать обычный массаж с психологией, и это тоже очередной тонкий момент, где у меня даже шаги какие-то не просчитаны. Если я по психологии расписала тебе семь шагов, то по телеске у меня пока только один шаг — я просто продолжаю учиться.

То есть я планирую и в это тоже идти параллельно и честно, я не знаю, как мне сейчас всё это увязать и усидеть на всех стульях. Понимаешь, это уже не два стула, это уже три гребаных стула. И вот тут я уже не знаю, куда меня эта история приведет.
Вопрос эксперту
Да, задача у тебя непростая! Но я уверена, что ты со всем справишься. А пока что в финале нашего интервью я хочу предложить тебе задать одни из волнующих тебя вопросов психологу, который также пришел в профессию из другой сферы. Наш сегодняшний эксперт — Алина Акушская. У нее смена профессии совпала с переездом в другую страну и с другими серьезными изменениями в жизни.

Мне страшно интересен ее опыт, тем более, совпадающий с переездом в другую страну, я представляю, насколько это сложно. А у меня, на самом деле, вопрос был бы чисто практический: как выстроить частную практику с нуля?
Привет! Меня зовут Алина Акушская, я психолог-консультант, гештальт-терапевт. Мой опыт работы 6 лет. Я, как и Олеся, пришла в психологию из другой профессии и поделюсь тем, что помогло мне с нуля построить частную практику.

Во-первых, самое главное — это проявляться и становиться видимым. Сейчас очень много способов делать это через соцсети, а не только ждать, пока заработает сарафанное радио. Поэтому писать о себе — личные посты, экспертные посты, записывать подкасты, вести видеоблог. То есть найти формат, который вам подходит, и с его помощью проявляться и становиться заметным.

Второе — это помнить, что процесс становления частной практики всё равно не будет быстрым. То есть нужно заявлять о себе, но не ждать быстрого результата, потому что если вы его ждете, то вероятнее всего, быстро перегорите и захотите всё бросить. Но рост числа клиентов и не должен быть быстрым. У терапевтов есть такая штука как способность контейнировать эмоции других людей — такая внутренняя вместимость, со сколькими клиентами он может работать, допустим, в неделю. И у тех, кто только начинает практиковать, этот контейнер еще небольшой. Но чем больше часов вы консультируете, тем больше он становится. Но это процесс, он всё равно медленный, и не нужно его искусственно ускорять, например, от жадности до клиентов. Это не полезно, потому что так можно быстро перегореть.

Третье — это заручиться поддержкой. Вращаться в профессиональном сообществе и стараться не выпадать из него. Иметь постоянную супервизию, чтобы была возможность обсуждать свои трудности в работе с более опытными коллегами и получать у них профессиональную поддержку. Это помогает становиться более уверенным в своих силах. И обязательно иметь свою личную терапию, чтобы свои личные неудовлетворенные потребности не пытаться закрывать за счет своих клиентов.

Еще одна рекомендация — она не только для психологов, а для всех, кто работает на себя — на этом пути будут упадки, неудачи, отчаяния, желание всё бросить. У меня и поначалу это было, и сейчас тоже иногда бывает. И страшно тоже будет, что ничего не получается, и будет казаться, что вы уже всё попробовали и надежды уже никакой нет. Мне из таких состояний помогает выбираться понимание и знание, что работать на себя поначалу всем страшно. В своем деле, особенно в его начале, нет столько безопасности, как в найме, где есть гарантированная зарплата. Поэтому говорите себе: «Нормально, что тебе сейчас страшно». И еще помогает помнить, зачем я это всё делаю, ради чего, какая в этом ценность. Что я много чего пробовала, много где работала, и только эта работа — психологическое консультирование — имеет для меня настоящую подлинную ценность и смысл.

Еще важно помнить одну не совсем очевидную вещь: то, сколько у вас клиентов, ничего не говорит о том, насколько хороший или плохой вы психолог. Количество клиентов — это, скорее, индикатор того, насколько давно вы этим занимаетесь и насколько проявляетесь и умеете себя продавать. Слово «продавать» не совсем уместное в такой нише, как психология, но всё же. Этому сейчас много где учат, поэтому на каком-то этапе, возможно, будет смысл в это вникнуть.

И еще у меня долго была путаница в голове — вот я учусь-учусь и работе с травмой, и работе с парой, и с пограничным расстройством личности, и с нарцисстическим, и с депрессией, а клиентов больше не становится. И тут тоже важно помнить, что все обучения нужны, чтобы становиться лучше, как профессионал и эксперт, чтобы эффективнее работать с клиентами, но не для того, чтобы их становилось больше. А чтобы их становилось больше, надо становиться видимым и напоминать о себе.

На этом всё. С вами была Инна Никитина и «Давай сначала» — подкаст о смене профессии для тех, кто проходит этот путь или хочет поделиться опытом. В начале сентября я расскажу, кто станет героем второго выпуска. Напишу об этом в телеграм-канале «Давай сначала»и на своей странице в Фейсбуке. Буду рада вашим лайкам и отзывам. Пока-пока!
Made on
Tilda